Обозрение основных типов древнерусского письма: интеграция исследовательского опыта

Ляховицкий Е.А.

В настоящей работе, как следует из ее названия, мы ставим перед собой задачу обозрения  основных исторических типов древнерусского письма. Эта задача подразумевает интеграцию тех представлений о них, которые сложились в науке за двухсотлетнюю историю изучения древнерусской письменности.  Вполне очевидно, что при существующем в  русской палеографии положении вещей, характеризующемся господством крайне противоречивых и размытых представлений о процессе  развития графики русского письма, продемонстрированным на примере существующих в науке представлений о скорописи Е.С.Быстровой ( http://www.rus-pismo.ru/sciense/artciles/71-skoropis ), такая интеграция должна принять характер тщательного отбора тех представлений и тезисов русской палеографии, которые выдерживают соприкосновение с реально существующим материалом и не являются противоречивыми, или недостаточно обоснованными. Настоящая работа представляет собой попытку осуществления интеграции исследовательского опыта именно в таком смысле.

I.

УСТАВисторически является древнейшим типом кириллического письма. Его характерными особенностями является геометричность и сложность начертаний, стремление к симметричности и фундаментальности, малое количество сокращений и надстрочных знаков [Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.С.106; Карский Е.Ф. Славянская кирилловская палеография. М., 1979.С.169; Шляпкин И.А.Русская палеография. Спб., 1913.С.95; Черепнин Л.В.Русская палеография. М., 1956.С151-152.].

Близость славянского устава и греческого унциала была отмечена немецким исследователем греческой палеографии А. Шольцем уже в первой четверти XIXв.В. исследованиях и альбомах по истории русского письма эта близость отмечается начиная с середины XIXв.[Савва, архим.Палеографические снимки с греческих и славянских рукописей Москов­ской Синодальной библиотеки. М., 186З;Амфилохий, архим. О влиянии греческой письменности на славянскую с IXпо начало XVIв. М, 1872; Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. Спб., 1908. С.46; Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.С.26;Карский Е.Ф. Славянская кирилловская палеография. М., 1979.С.169], Относительно недавно попытка реконструкции истории греческого унциала и древнейших форм славянского устава предпринята Е.В.Ухановой [Уханова Е.В. Византийский унциал и славянский устав. Проблемы источников и эволюции. // Монфокон. Исследования по палеографии, кодикологии и дипломатике. М., 2007. С.19-88].

Исходной точкой для той линии развития унциального письма, которая привела к возникновению славянского устава является появление в греческой письменности так наываемой «палестинской» разновидности унциала, возникший в VIIIв. в палестинских монастырских центрах, как более быстрое по отношению к классическому «библейскому» унциалу письмо, отличающееся от последнего узкими, прямоугольными пропорциями и наличием наклона [Уханова Е.В.Византийский унциал и славянский устав. С. 25-28].  В IXв. в Константинопольском Студийском монастыре,  на основании «палестинского» унциала, возникает новая разновидность, главным отличием которой являлось отсутствие наклона. Тогда же в Константинополе возникает и столичная версия наклонного унциала, отличающаяся от палестинской разновидности более вытянутыми пропорциями, стремлением к заострению петлевидных элементов буквы и пресечению линий под острыми углами. Во второй половине IXв. по всей видимости, в провинциальных монастырях возникает еще одна форма наклонного унциала, характеризующаяся  мелким форматом письма и усиленной  тенденцией  к украшению мачт и перекладин отчеркиваниями и крючками [Уханова Е.В.Византийский унциал и славянский уставС.34-44].

По мнению Е.В.Ухановой, особенности перечисленных разновидностей унциала, такие, как наклон вправо, вытянутые пропорции букв, широкие расстояния между ними, ряд характерных начертаний, в той или иной степени  прослеживаются в письме древнейших южнославянских памятников, таких, как Супрасльская Минея, Македонский кириллический листок, Листки Ундольского и пр. Что касается древнерусских рукописей, то их уставное письмо восходит к разновидностям унциала, сложившимся под влиянием проявившихся с конца IXв. тенденций к возвращению монументальных форм библейского унциала и усилению декоративности в письменной графике [Уханова Е.В.Византийский унциал и славянский устав С.68-78]. Результатом этих тенденций стало появление «литургической» разновидности унциала – письма роскошных рукописей, характеризующегося отсутствием наклона, утяжеленными начертаниями, малым использованием волосяных линий. В отличие от «библейского» унциала, который в определенной степени выступал для «литургического» эстетическим образцом, последний характеризовался сочетанием широких (квадратных и горизонтально-прямоугольных) и узких начертаний. В то же время, складывается и более простая форма унциала, близкую к  студийскому унциалу но отличающаяся от него более вытянутыми пропорциями  и большей плотностью письма [Уханова Е.В. Византийский унциал и славянский устав].

Таким образом, можно констатировать, что  в древней Руси было осуществлено формирование собственных типов уставного письма на базе унциала уже на самом раннем этапе существования древнерусской христианской культуры. Несмотря на то, что использование южнославянских протографов на первом этапе развития древнерусского книгописанияопределило бытование и южнославянских форм  устава, примеры их употребления немногочисленны [Уханова Е.В.Византийский унциал и славянский устав С.86-87.].

Эпоха господства устава в русской книжности охватывает время с XIпо XIVв. Этот период распадается на два этапа: XI-XII  вв. и XII-XIVвв

Ранний древнерусский полуустав XI-XII  вв. в наибольшей степени сохраняет черты литургического унциала: он характеризуется близкими величинами длины и ширины букв, нерезкими переходами от относительно толстых линий к относительно тонким, большими межбуквенными расстояниями [Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. Спб. 1908.С.49., Карский Е.Ф. Славянская кирилловская палеография. М., 1979. С.171].

Для древнерусских уставных рукописей XI– XIIвв. свойственны и некоторые, восходящие к древнеболгарской письменности, графо-орфографические особенности, исчезнувшие уже к середине XIIв.: использование «юса большого» и йотованных «большого» и «малого» юсов; обозначение сильного смягчения согласных «н» и «л» посредством добавления к начертанию буквы крюкообразного элемента, отходящего от верха на право [Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967. С.112-114 .]

Классическим примером раннего устава является древнейшая датированная древнерусская рукопись – Остромирово Евангелие 1056-1057 гг.(ОСРК, F.п.IV.5). Другим памятником раннего уставного письма является Пантелеймоново Евангелие рубежа XII – XIII вв. (Соф.1).

В XIIIвеке происходит трансформация уставной графики, выражающаяся прежде всего в упрощении письма и уменьшении требовательности к нему [Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967. С.116]. Становятся допустимыми нарушения симметричности и строгой геометричности начертаний., прежде всего петлевидных элементов, которые ранее были или округлыми или треугольными. Так, появляются новые несимметричные начертания «Ж», появляется якорное «е». К концу XIIIв. складывается , по терминологии В.Н.Щепкина, «новый  стильный  почерк»,  в рамках которого новые несимметричные начертания упорядочиваются. В XIV  в. новый тип устава формируется окончательно.  Для него характерна большая по отношению к раннему уставу пропорциональная высота буквы и небольшие межбуквенные расстояния. Важнейшей его особенностью является также отмеченное В.Н.Щепкиным образование общей «сигнальной линии» текста, за счет того, что вследствие сокращения  верхов,  подъема  перекладин  и  набухания  петель в  новом  стильном типе устава   сигнальные  части  у  значительного количества  букв  сосредоточились  вверху. Благодаря этому, рукописный текст стал более читаемым [Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967. С.115-117;Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. Спб., 1908.С.49 ].

Яркими примерами позднего устава являются . Киевская Псалтирь 1397 г. (ОЛДП F.VI), Толстовский апостол XIVв.(F.I.5). В качестве примера можно привести также и письмо начальной части Лаврентьевской летописи (F.п.IV.2)

[см.электронный ресурс ОР РНБ: http://expositions.nlr.ru/LaurentianCodex/index.php]

В XVвеке устав вытесняется новыми полууставными почерками, формировавшимися в эпоху второго Южнославянского влияния. Некоторые  исследователи считает возможным называть уставом письмо роскошных рукописей и в XV– XVIIвв [Карский Е.Ф.Славянская кирилловская палеография. М., 1979. С.170].

 

II.

             ПОЛУУСТАВ представляет собой тип преимущественно книжного письма, возникший во второй половине XIVв. и господствующий в роли основного книжного письма в течение очень долгого времени, в старообрядческой традиции дожив до XXвека.

От устава полуустав отличается прежде всего большой свободой в исполнении как отдельных начертаний, так и текста в целом: в рамках полуустава возможен отход от строгой геометричности устава, допускаются кривые линии не в форме правильной дуги, сокращения и использование выносных элементов, наклон. При этом, сохраняется общий геометрический характер письма [Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967. С.106; Карский. Е.Ф.. Славянская кирилловская палеография. М., 1979.С.171; Черепнин Л.В.Русская палеография. М., 1956. С.131;Амосов А.А.Развитие кириллического письма в России до XVвека // славянска палеография и дипломатика. 2. София, 1985. С.49-50]. Благодаря этим особенностям, в рамках полуустава появляется возможность более быстрого исполнения текста, чем в рамках устава, с сохранением удобочитаемости [Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967. С.106-107].Кроме того, полуустав дает писцам большую свободу в смысле художественной выразительности письма. Отсюда разнообразие полууставных почерков, среди которых можно наблюдать как фундаментальные, прямые, с высокой степенью геометричности, так и почерки с большим количеством криволинейных, округленных штрихов.

Начальный этап развития полуустава занимает вторую половину XIVвека, когда в рамках уставного письма  появляются почерки, характеризующиеся  упрощенными начертаниями, низкой по сравнению с уставом регулярностью межбуквенных и межстрочных расстояний, формата букв, применением сокращений [Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967. С.118; Карский. Е.Ф. Славянская кирилловская палеография. М., 1979. С.172]Такое письмо часто, со значительной долей условности называют «старшим полууставом». Насколько тонка грань между уставом и полууставом хорошо демонстрирует Лаврентьевская летописьF.п.IV.2, письмо большей части которой  (см. электронный ресурс ОР РНБ (http://expositions.nlr.ru/LaurentianCodex/index.php) приводится в качестве яркого примера «старшего полуустава» [Соболевский А.И. Южнославянское влияние на русскую письменность в XIV-XV в . // Соболевский А.И. История Русского литературного языка. Л., 1980. С.147; Карский. Е.Ф.. Славянская кирилловская палеография. М., 1979.C.172]. Приведем в качестве примера также грамоту конца XIVв. ОСАГ оп. I.№11

В конце XIV– первой половине XVвв. происходят  изменения в древнерусской культуре, прежде всего, в письменности, связанные с интенсификацией культурных взаимоотношений с Балканами. Эти изменения принято обобщенно называть в науке «Вторым южнославянским влиянием». В области письменной культуры, «Южнославянское влияние выразилось в двух основных аспектах, тесно связанных  друг с другом, но не тождественных: 1) привнесении на русскую почву новых графико-орфографических и графических явлений и 2) заимствованиях в области стилистики письма.

Графико-орфографические изменениябыли связаны с реформой орфографии, которую провел  Болгарский патриарх Евфимий в последней четверти XIVв. Эта реформа закрепила ряд графо-орфографических новшеств, появившихся в середине XIVв. в славянских монастырях Афона под греческим влиянием [Мошин В.А.Палеографическо-орфографические нормы южнославянских рукописей // Методическое пособие по описанию славяноо-русских рукописей для Сводного каталога рукописей. Хрнящихся в СССР. Вып.1.М., 1973. С.66-68].

Исследователями русской письменности XVв. (А.И.Соболевским, В.А.Щепкиным, М.Г.Гальченко и пр.) выделены и описаны следующие важнейшие графико-орфографические особенности, проявившиеся в русском письме:

1. произошло расширение числа графем используемых при письме:

а) ssѕ(зело)  для обозначения [з] (ранее использовалась для обозначения цифры 6)

б).здля обозначения [з]

в)  ѫ.(юс большой) для обозначения звука [у] (в относительно редких случаях)

г) f(фита) для обозначения звука [ф] в заимствованных из греческого словах (ранее употреблялась за редкими исключениями для обозначения цифры 9)

д) x(кси)для обозначения звука [к] взаимствованных из греческого словах (ранее употреблялась за редкими исключениями для обозначения числа 60)

д) v(ижица) для обозначения звука [и] взаимствованных из греческого словах

е) ряд специфических графем для слов 

 

2. установился ряд новых орфографических правил:

а) перед всеми гласными пишется івместо и. За счет этого избегалось монотонное сочетание «ии»

б) замена правила, по которому в начале слога и после гласных писалось «оµ»  , а в середине и после согласных - «µ»  на правило, по которому всюду писалось «оµ» или лигатура«у»(норма для древнерусских рукописных книг XI-XIIвв.).

в) после плавных согласных вместо ои естали использоваться ъ иь(последний стал использоваться как вариант первого) (например, «вълна» или «вьлна» вместо «волна»).

г) .  Вместо  я иz  после  гласной  зачастую стало  употребляться  а, что приводило к написаниям типа «отъ матфеа», « братiа добраа». 

д)  в ряде случаев, производилась замена юна u? Что приводило к написаниям типа«бывшоу»

е) восстановление написаний с сочетанием жд (норма для древнерусских рукописных книг XI-XIIвв.), например «претрuждьшимсz»

3. введение в оборот новых вспомогательных графем:

1)               появление запятой и точки с запятой в качестве разделительного знака (ранее, использовалась только точка)

2)               восстановление использования паерка (в позднем уставе исчезает)

3)               активное использование ранее не употреблявшихся акцентных  знаков, пишущихся над строкой: кендемы, оксия, вария, исо, камора, апостроф и великий апостроф» [Соболевский А.И. Южнославянское влияние на русскую письменность в XIV-XV в . // Соболевский А.И. История Русского литературного языка. Л., 1980. С.148-149; Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967. С130-13;. Гальченко М.Г. Второе южнославянское влияние в древнерусской книжности //Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах древней Руси. Избранные работы. М.-СПб.,2001. С. 343-376]

Изменения в стилистике письма были связаны с достижениями эволюции болгарского и сербского книжного письма в XIVв., когда каллиграфическое уставное письмо приобретает более свободные формы, тяготеющие от строгой геометричности, к изящным изгибам, и заимствует из скорописи, уже сложившейся к тому времени в южнославянской письменности, ряд новых начертаний –т с тремя мачтами, квадратное или овальное в cраздельными петлями, э с высокой сгибающейся мачтой и волнистой перекладиной, а с длинной, опущенной под строку мачтой, ж с редуцированной верхней частью, написание з (земля» в форме тройки, написание знака «еры», как дифтонга ы (вместо старого варианта ъi) . и пр. [Мошин В.А.Палеографическо-орфографические нормы южнославянских рукописей // Методическое пособие по описанию славяноо-русских рукописей для Сводного каталога рукописей. Хрнящихся в СССР. Вып.1.М., 1973.  С.65-66; Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967. С.125]

Процесс распространения графико-орфографических особенностей, привнесенных на Русь «Вторым южнославянским влиянием» подробно изучен М.Г.Гальченко, которая реконструирует его следующим образом. В конце XIVв. рукописи. выполненные на территории Руси с влиянием болгарской орфографии единичны. Графо-орфографические инновации появляются с 1380-х гг. в рукописях, созданных восточнославянскими писцами на Афоне[Гальченко М.Г.Второе южнославянское влияние в древнерусской книжности //Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах древней Руси. Избранные работы. М.-СПб.,2001.С.333]. Сколько-нибудь заметные проявления графико-орфографических черт южно-славянского происхождения появляются в рукописях, созданных на территории Древней Руси не ранее 1390-х гг., таких, как Киевская Псалтырь 1397 г. В рукописях конца XIVв. набор новых графо-орфографических черт не велик: это запятая, акцентные знаки, паерок, употребление а вместо я в сочетаниях типа «ая», использование ь вместо ъ.  С начала XVв количество рукописей с новыми написаниями постепенно увеличивается. В 1410-х гг. наблюдается уже значительный рост как числа рукописей, несущих новые черты, так и интенсивности проявления последних, однако этот рост характеризует только книгописание Северо-восточного региона, в особенности Москвы и Твери, а также новых монастырей, основанных в XIVв., таких, как Троице-Сергиев, , Савино-Сторожевский, Спасо-Андронников, Лисицкий. Кирилло-Белозерский. В Новгороде (за исключением Лисицкого монастыря)  распространение новых орфографических черт наблюдается с 1430-х гг.при архиепископе Евфимии Вяжицком. Еще позднее они проникают в Псков, где фиксируются впервые только в середине 1440-х гг.[Гальченко М.Г.Второе южнославянское влияние в древнерусской книжности //Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах древней Руси. Избранные работы. М.-СПб.,2001. С.339-342]. Как правило, рукописи, имеющие новые графо-орфографические черты обнаруживают и новые тенденции в стилистике письма[Гальченко М.Г.Второе южнославянское влияние в древнерусской книжности //Гальченко М.Г. Книжная культура. Книгописание. Надписи на иконах древней Руси. Избранные работы. М.-СПб.,2001.С.333,339].

Графическая типология полуустава XV - XVII вв. остается неразработанной: на данном этапе ее можно представить только в самых общих чертах. В работах, посвященных рукописной книжности этого периода показано, что, по всей видимости, уже с 1410-х гг. [Турилов А.А.Восточнославянская книжная культура конца XIVXVв. и «второе южнославянское влияние» // Турилов А.А. Межславянские связи эпохи средневековья и источниковедение истории и культуры славян. Этюды и характеристики. М.,2012. С.522]и далее - в XV - XVII вв.[Турилов А.А. Гурий Тушин // Православная энциклопедия (http://www.pravenc.ru/text/168384.html); Турилов А.А. Закхей // Православная энциклопедия (http://www.pravenc.ru/text/182529.html); Синицына Н.В. Отождествление почерков русских рукописей конца XV– первой половины XVIв. и его трудности // проблемы палеографии и кодикологии СССР. М., 1974 С.99-107;Синицына Н.В. Книжный мастер Михаил Медоварцев// Древнерусское искусство. Рукописная книга. М.,  1972. С.288-291; Костюхина Л.М. Русские полууставные почерки XVIвека // История и палеография. М., 1993. С.279-280;    Костюхина Л.М. Книжное письмо в России XVIIв. М.,1974. С.49-50,62; и пр.] можно говорить о разнообразии полууставных почерков, среди которых имеются ориентирующиеся на устав, фундаментальные почерка, проявляющиеся прежде всего в литургических и богослужебных книгах -  Евангелиях, Апостолах, Псалтырях (см.для XVв.: Кир.-Бел.5/5; для XVIв.:Кир.-Бел.28/33; Кир.-Бел.50/55; Кир.-Бел.46/51;  Кир.-Бел.35/40; Кир.-Бел.29/34; Соф.19; Соф.23; Сол.123/123; Сол.144/144; Сол.136/136; Сол.130/130; Сол.120/120; для XVIIв.: Сол.175/175 ), которые зачастую собирательно называют «литургическим полууставом» и менее фундаментальные и геометричные почерка четьих книг (см. для XVв.: Кир.-Бел. XI, Кир.-Бел. XII, Кир.-Бел.36/161; Кир.-Бел.44/49; для XVIв.:Кир.-Бел.11/136, Кир.-Бел.12/137; Кир.-бел.12/137;Кир.-Бел.79/84; Кир.-Бел.83/88; Кир.-Бел.76/81; Кир.-Бел.75/80; Кир.-Бел.49/54; Соф.30; для XVIIв.:  Соф.223Соф.403; Соф.412 (разумеется, эти группы следует объединять только на уровне наиболее общих тенденций). CXVI в. можно также с уверенностью говорить о региональной типологии, когда под сильным влиянием славяно-молдавской рукописной традиции обособился полуустав южнорусских территорий [Соболевский И.А.Славяно-русская палеография. СПб., 1908. С.56-57.; Турилов А.А. Восточнославянская книжная культура конца XIVXVв. и «второе южнославянское влияние» // Турилов А.А. Межславянские связи эпохи средневековья и источниковедение истории и культуры славян. Этюды и характеристики. М.,2012. С.527, 529. См. также:Турилов А.А. .Критерии определения славяно-молдавских рукописей XV–XVI вв. // Хризограф. М., 2005. Вып.2. С.143]

Со второй половины XVвека появляется стоящая особняком группа почерков, характеризующаяся обилием закругленных элементов и лигатурных начертаний, которая обычно называется в литературе «грецизированным полууставом» [См. например: Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. В 3 томах.Том 1Житие св. княгини Ольги. Степени I-X.М., 2007.С.19; Н.А.Охотина-Линд. Рукописное наследие Валаамского монастыря XV–начала XVIIвв. //ТОДРЛ. 1996. Т. 49.С.445, 446; и пр.]. Распространено мнение, согласно которому в древнерусской письменности такое письмо является заимствованием из болгарской письменной традиции, где оно возникло под влиянием греческого минускула в  XIVв [ЛавровП.А. Палеографическое обозрение кирилловского письма // ИОРЯС, Вып. 4.1.С.164; Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.С.114;  SperanskijM. N.«Греческое» и «лигатурное» письмо в русских рукописях XVXVIвв. //  Byzantinoslavika, 1932. Т.4.С.58-59. А.А.Турилов использует для обозначения этой разновидности письма термин «Александрийское письмо» и выделяет как в болгарских рукописях XIVв(Турилов А.А. О Тырновском «царском» скриптории XIVвека // С. 322, 327) так и в русских XV-XVIвв.(Турилов А.А. Гурий Тушин // Православная Энциклопедия)]. М.Н.Сперанский, посвятивший этой разновидности письма отдельную работу, привел ряд доводов в пользу более сложной картины ее возникновения, включающей в себя как опосредованное влияние греческого минускула через болгарскую письменность, так и его непосредственное воздействие [SperanskijM. N.«Греческое» и «лигатурное» письмо в русских рукописях XVXVIвв. //  Byzantinoslavika, 1932. Т.4. С.58–60.] На данный момент, вопрос об истоках «грецизированного полуустава» следует считать недостаточно исследованным. Одним из ярчайших примеров  «грецизированного полуустава» является рукопись начала XVIв.: Кир.-Бел.53/58 (в приписке, по-видимому, поздней относительно момента создания рукописи, она атрибутируется Гурию Тушину).

В Московском государстве в течение первой половины XVIвека, вероятно. на базе почерков четьих книг предшествующего периода складывается  разновидность полуустава, характеризующаяся средними размерами, заостренными начертаниями, наличием наклона [Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967.С.127-128]. По всей видимости, именно она была положена в основу первых русских печатных шрифтов середины XVI в. [Шицгал А.Г. Русский Типографский шрифт. М., 1985. С.21-26]. Эту разновидность полуустава за частую называют «московским полууставом» [См. например: Тихомиров М.Н., Муравьев А.В. Русская палеография. М., 1982. С.32-33; Пронштейн А.П., Овчинникова В.С.Развитие графики кирилловского письма. Ростов-на-Дону, 1987. С.23.].В качестве характерного примера "московского полуустава" можно привести рукописи, исполненные в конце 1540-х гг. писцом Тихоном Азатским: Кир.-Бел.11/136, Кир.-бел.12/137.

Будучи в XV в. как книжным, так и актовым письмом, в XVI веке полуустав почти полностью покидает последнюю область, оставляя ее сформировавшейся к тому времени скорописи. В XVII в., полуустав постепенно вытесняется на периферию культурной жизни вместе с самой рукописной книгой. Отсюда тенденция, отмечаемая В.Н.Щепкиным, к простоте и отказе от эстетизации в полууставном письме  XVII в.[Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967.С.133]

Финальный этап развития полуустава в рамках традиционной письменной культуры связан с письменностью старообрядцев. Полуустав старообрядческих книжных центров принято называть «поморским».[См. Щепкин В.Н.Русская палеография. М., 1967.С.49-52; Черепнин Л.В.Русская палеография. М., 1956. С.486-488]В начале XVIII в. письмо старообрядческих книгописных мастерских было продолжением традиций XVII в. В своих законченных формах, вновь обретающих каллиграфичность, поморский полуустав складывается к 60-м гг. XVIIIв. [Юхименко Е.М.Выговская старообрядческая пустынь. М., 2002. Т.II. C.206]

 

III.

 

СКОРОПИСЬ– самый поздний по времени формирования тип письма допетровской Руси . Скоропись характеризуется отказом от принципа регулярности, геометричности в построении начертаний и текста в целом. В скорописных начертаниях доминируют криволинейные несимметричные элементы, обычны удлиненные элементы, далеко выходящие за линию строки в межстрочную область или на поля, иногда могущие принмать вид декоративных росчерков, лигатурные начертания.Характерной явялется также ибольшая по отношению к полууставу вариативность начертаний в рамках одного почерка. [Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.C.135; Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. Спб., 1908.С.47; ].

Начало становления скорописи, по всей видимости, следует относить к концу XIV-XV  в., когда возникает  и распространяется  тип беглого нерегулярного полуустава, применяющегося в актовом письме [Соболевский А.И. Славяно-русская палеография. Спб., 1908.; Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967. С.136.].  В качестве примеров такого письма можно привести письмо ряда грамот XVв.  грамот 1420-Х – 1480-гг-х гг.  (ОСАГ оп. I.№38  1429-1434 гг.; ОСАГ оп. I.№41  1448-1462 гг.; ОСАГ оп. I.№42  1448-1462 гг.; ОСАГ оп. I.№54  1448-1462 гг.; ОСАГ оп. I.№55  1459-1470 гг.; ОСАГ оп. I.№66  1471-1475 гг.; ОСАГ оп. I.№71  1471-1475 гг.; ОСАГ оп. I.№78  1484-1488 гг.)

К XVIв. можно говорить о формировании скорописи, как  обособленного типа письма. Наиболее подробную характеристику эволюции скорописи в XVI– XVIIвв.  дал В.Н.Щепкин. Скоропись XVI– XVIIвв. характеризуется частым использованием начертаний в 1-2 приема, значительным числом начертаний надстрочных букв без использования титла («лежащее» «р», «двускатное» «л», надстрочное «т» без ножки, «н». «к». «б»); появляется также ряд специфических скорописных начертаний строчных букв, из которых наиболее показательным является «двухвостое» «д», пишущееся в виде петли с двумя удлиненными элементами по сторонам, конфигурация которых могла варьироваться. Связные написания используются еще спорадически[Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.C.137-138]. В XVI в. скоропись используется как в актовом (см. например ОСАГ  оп. I.№104;ОСАГ оп. I.№134,  Зинченко №46), так и в книжном письме (например,Стоглав Эрм.82, Судебник Q.II.118)

Графическая система скорописи достигает полноты своего развития в XVIIв. Важным отличием скорописного письма этого времени от скорописи XVIвека является развитие и распространение связных начертаний. При этом, не образуется какой-либо жесткой системы, регламентирующей такие начертания: соединяться могут любые буквы. Распространены соединения как строчных букв между собой, так и строчных с надстрочными. Возникают также новые начертания, в том числе, характеризующиеся наличием в нижней части декоративного росчерка в виде петли: в первой половине  XVIIв. –  «ф», «д», «i», «е», во второй половине – «ь», «ъ», «ы». Появляются также характерные начертания, включающие сильно изгибающиеся элементы – «и» и «р»[Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967.C.139-140.]. В XVII в. скоропись активно используется как в актовом (см. например, Зинченко №191 (1611 г.),;ОСАГ оп. II.№817(1648 г.)), так и в книжном  (см. например, Соф. 108;  Соф. 1149; Соф.1151;  Соф.1154; ) письме. Пиком развития скорописи как типа письма можно считать скорописные азбуки – свитки и роскошные царские грамоты, в лучших образцах которых был раскрыт весь богатый изобразительный потенциал скорописи (см., например ОСАГ оп. II.№1082 (1657 – 1659 гг.)

 Начиная с середины XVIIв. Московское  государство испытывает сильнейшее влияние западнорусской культуры, одним из проявлений которого является появление почерков, испытывающих влияние так называемой «киевской» скорописи [Карский.Е.Ф.. Славянская кирилловская палеография. М., 1979.С.176, Шицгал А.Г.Русский гражданский шрифт. СПб.,  1959. С.69; Щепкин В.Н. Русская палеография. М., 1967 С.142], развитие и распространение которой связано с деятельностью Киевской школы при Богоявленском братстве, в первой четверти XVIIв. принявшей программу католических школ. Сформировавшаяся в этой школе разновидность письма приобрела черты, свойственные курсивному латинскому письму – значительную степень связности строчных букв, круглящиеся безотрывные начертания, в том числе, и прямо заимствованные из латинского письма [Каманин. С.14. Щепкин Русская палеография. М., 1967. С.143]. Характерно, что почерки, приближающиеся по характеру к  киевской скорописи принадлежат передовой части элиты Московского государства конца XVII– начала XVIIIв., таких, как Ф.А.Головин (см. Погодинские автографы № 34)[Шицгал.Русский гражданский шрифт. СПб.,  1959.  С.72].

 В первой половине XVIIIв., ознаменовавшейся глубокой вестернизацией культурной жизни,  сформировалась разновидность скорописного письма, которую А.Г.Шицгал предложил называть «гражданской скорописью». «Гражданская скоропись» характеризуется упрощенными закругленными начертаниями, исчезают надстрочные знаки, сокращается вариативность начертаний [Черепнин Л.В..Русская палеография.М., 1956. С.477]. На протяжении XVIIIв. гражданская скоропись, в особенности ее парадная форма – письмо прошений, подносных экземпляров научных и литературных произведений и.т.п., в особенности ориентирующаяся на печатный шрифт, испытывают сильное влияние западно-европейского английского курсива [Берков.П.Н. Опереходе скорописи XVIIIв в современное русское письмо .// Исследования по отечественному источниковедению. М.-Л., 1968.  . С.39, 43-44, 49-50